28Май2017

Группа Трубный зов (История Группы)


Онлайн Музыка

Полное название: Трубный зов
Годы:
1980 - 1992
Место
основания: Ленинград, Санкт-Петербург
Страна:
СССР, Россия 
Род деятельности:
Музыка, Евангелизация
Жанр:
Христианский рок
Сайт:
Официальный сайт С. Тимохина

«Блажен народ, знающий трубный зов» (Пс. 88, 16. 17, Откр. 8, 2-6)

«Трубный Зов» — христианская рок-группа, основанная в 1982 г. в Ленинграде. Музыканты группы — Валерий Баринов (вокал), Мати Кивистик (гитара), Сергей Надводский (клавиши), Райво Тамоа (барабаны), Сергей Тимохин (бас-гитара), Уно Лоорис (звукорежиссёр).

Первый и единственный альбом группы «Второе пришествие», открыто проповедующий Иисуса Христа, был записан подпольно. Альбом не стал популярным в 1983 г. несмотря на частые трансляции на коротких волнах радиостанциями «Голос Америки» и Би-би-си для отрезанного «железным занавесом» Советского Союза. Во время записи альбома лидеры группы подвергались преследованиям. После выхода альбома В. Баринов и С. Тимохин были арестованы и официально осуждены за попытку перехода границы СССР и Финляндии, хотя настоящая причина их ареста была другая — религиозная деятельность, проповедь Евангелия вне стен церкви. Подробнее об аресте читайте в разделе «Арест и заключение в тюрьму». В США альбом разошелся 100-тысячным тиражом.

После выхода из тюрьмы в 1986-ом году, Сергей Тимохин начал собирать собрания верующих, стал пастором, учителем Библии, проповедующим во многих странах мира, основал международную миссию. Валерий Баринов освободился в 1987-ом году и уехал жить в Англию, где работает над новыми альбомами группы.

Начало


Чуть ранее середины 70-х ленинградский хиппи Валерий Баринов становится верующим. В условиях, когда христианские церкви и общины находились под пристальным вниманием советских спецслужб, члены религиозных организаций подвергались преследованиям и давлению со стороны общества, а проповедь Евангелия была запрещена, Баринов ведет активный поиск людей для распространения Благой вести. Будучи музыкантом, он смело экспериментирует, создавая «комбинированные композиции» путем наложения текстов религиозного содержания на мелодии популярных в то время западных рок-групп, или наоборот — пишет музыку на стихи с философским смыслом, размышлениями о Боге. Со временем он утверждается в мысли использовать рок-музыку для популяризации христианских ценностей. По свидетельству самого Баринова, это был ответ на его молитвы: «Господь четко направил меня: „Действуй в рок-музыке“. Это самый эффективный метод воздействия на молодежь». Вскоре Баринов знакомится с бас-гитаристом Сергеем Тимохиным. Несмотря на значительную разницу в возрасте (Баринов на 11 лет старше) их объединяют вера, музыкальные предпочтения и идея создания христианской рок-группы. Позднее к ним присоединяется клавишник Сергей Надводский. В этом составе группа начинает первые репетиции. Название, заимствованное из библейских пророчеств, отражало основную миссию готовящегося проекта и, по словам Баринова, было принято по вдохновению от Бога: «Господь подсказал мне название группы и направил меня в том, чтобы дать миру несколько трубных зовов».

Рассвет


Запись альбома

Однако, идея совмещения христианских ценностей и рок-музыки не нашла понимания в ленинградской общине ЕХБ, членами которой были В. Баринов и С. Тимохин. Впрочем, церковные контакты В.Баринова не ограничивались общиной в Ленинграде. Благодаря связям с западными христианскими организациями, группа получает, возможно, лучшую поддержку, которую можно было ожидать — высококлассную звукозаписывающую аппаратуру и инструменты. Весь проект от начала до конца был весьма рискованным предприятием. Сам факт связи Баринова с Западом не мог остаться незамеченным представителями спецслужб, а его принадлежность к религиозной организации и увлечение «враждебной и чуждой» рок-музыкой только усугубляло внимание к нему сотрудников из «органов». В таких условиях никто не имел права на ошибку, что, впрочем, не остановило ни участников проекта, ни их единомышленников за пределами страны. Для переправки инструментов были найдены по-настоящему творческие решения, а их осуществления взяли на себя известные музыканты. Stratocaster Баринова, переданный для него из Лондона Клиффом Ричардом, привезла американская христианская рок-группа Living Sound. Официальным поводом для приезда музыкантов была запись пластинки с песнями советских композиторов. Бас-гитару для Тимохина доставила известная религиозная организация «Кестон-колледж». Что касается звукозаписывающего оборудования — бо́льшая её часть была подпольно привезена в Эстонию из соседней Финляндии и хранилось в подвале таллинской церкви Олевисте. Однако записывать альбом в Таллине не представлялось возможным.

В это время Баринов знакомится с барабанщиком Райво Таммоя (R.Tammoja) и гитаристом Мати Кивистиком (M.Kivistik), они присоединяются к репетициям, которые проходят в заброшенном доме в поселке Петрославянка под Ленинградом. В этом составе группа работает над альбомом до зимы 1982 года, когда к музыкантам присоединяется звукооператор Уно Лоорис. Именно благодаря его связям удается перевезти аппаратуру для записи на хутор Алавере. Хутор насчитывал всего два дома, которые пустовали до наступления тепла и находился весьма далеко, что обеспечивало безопасность, но в то же время очень осложняло быт музыкантов — продуктами приходилось запасаться на много дней вперед, добираться было непросто. «Мы не сидели на хуторе безвылазно, а ездили туда из Ленинграда раз, наверное, пятьдесят, — вспоминает Тимохин. — Для этого мне приходилось активно заниматься швейным бизнесом — доставать импортный материал, шить из него джинсы и куртки, чтобы на вырученные средства группа могла совершать вояжи в Эстонию».

В студии в первую очередь записываются инструментальные болванки и версию вокала на английском — он послужил своего рода отчетом перед западными покровителями, предоставившими аппаратуру. Кроме того, эстонские музыканты не знали английского и в течение всего времени работы над альбомом не имели четкого представления о содержании текстов песен. Таким образом Баринов попытался обезопасить их на случай провала — к этому моменту обстановка в Эстонии становится все менее благоприятной, усиливаются преследования христиан, предпринимавших публичные выступления, имеют место локальные погромы подпольных студий и типографий.

Когда английская версия альбома была записана, аппаратуру потребовали вернуть обратно в церковь. Однако в планы Баринова входила также и запись альбома на русском языке. Поставленный в жесткие временные рамки Баринов записывает русскую версию вокала на готовую инструментальную фонограмму. По его мнению, спешка сказалась на качестве, в результате чего русский вариант уступает английскому. Альбом доделывался в Таллине, причём в нескольких местах.

Арест и заключение в тюрьму

Была фабрикация дела. После выхода альбома на Баринова и Тимохина начались гонения со стороны Государства (Комитет Государственной Безопасности). Каждого неоднократно незаконно задерживали и допрашивали, под разными предлогами. С первой демо-публикации (1980) до выхода альбома по радиостанциям (1982) гонения переросли в травлю. Баринов и Тимохин неоднократно обращались в местные и международные правоохранительные органы с жалобами, но, как они выражались, всё шло «прокурору Корзинкену», имея ввиду все их жалобы попадают в мусорную корзину КГБ. Потом они обратились в Ленинградский ОВИР, чтобы их отпустили на Запад, раз здесь в СССР их «гонят». Им было отказано, с намёком, что отпустят их «только за уральские горы», то есть в лагеря. Музыканты решили, что обещания КГБ исполнит, и надо посмотреть если возможность выехать из СССР. Ходили слухи, что эстонцы часто переходили границу СССР с Финляндией. Баринов и Тимохин собрались поехать «дуэтом» в Мурманскую область, чтобы разведать все на месте. Но КГБ не дремало… Травля «инакомыслящих» обычно так и заканчивалась — КГБ создает невыносимые условия для существования и творчества объекта, объект пытается ускользнуть на Запад, зоркие кгбшники его тут и берут «при попытке к бегству». Их задержали на вокзале поезда на Мурманск. Бросили в подвал КГБ на год. Только почти через год музыкантов привели на суд в Прокуратуру Ленинграда, начав с обвинений в измене Родине, работе на Западные спецслужбы, записи альбома «чуждой нам идеологии» и «влияния на умы миллионов молодых людей СССР». Официально Отделом Охраны Печати и Информации группа «Трубный Зов» была запрещена к распространению в СССР. Это было названо «идеологическое преступление и диверсия против СССР» . Но в уголовный кодекс это не поместишь, так как официально в стране Советов «нет преследования верующих, инакомыслящих или диссидентов». Статью надо найти, «сшить», сфабриковать. Что может быть лучше, чем изведанный сценарий травли — «при попытке к бегству из Советского Союза». «Попыточная» статья № 16 была специально помещена КГБ в Уголовный Кодекс на такие случаи — не доказать преступление, есть другой способ — «при попытке». Попытка к бегству из соцлагеря могла закончится и расстрелом. В подвале КГБ С. Тимохину офицер приставил пистолет ко лбу и сказал: «Имею полное право тебя беглеца, отщепенца, прихлебателя Запада, застрелить. Тебя ни Америка, ни Туманный Альбион не спасут! А сунутся, мы это туманный остров одной ракетой уничтожим». Сергей Тимохин рассказывал эту историю с дрожью в губах, курок был взведен, а офицер был попросту зобми. Позднее Сергей написал об этом песню «Нас не вернешь туда». В кабинете КГБ сотрудник под знаменем и портретом Ленина поклялся дать миссионерам-музыкантам Трубного Зова «пожизненно», но в зале суда таких сроков у СССР не было. Дали для начала два года с обещанием продлевать срок уже на зоне, где царит безпредел СССР. Их провели по самому жестокому этапу, поместили на «северные зоны». СССР и КГБ думали о своей нерушимости надменно, и они упали, а «Трубный Зов» вышел на свободу, трубить о Христе по всему миру.

Критика и признание

Звучание альбома было довольно своеобразным. Некоторые выразительные особенности встретили позднее жесткой критикой, но именно таково было авторское видение Баринова. Не являясь профессиональным музыкантом, он объяснял свои идеи на уровне настроений и образов, давая остальным участникам группы и звукорежиссеру достаточную свободу творчества, благодаря чему, решения инструментальных партий шагнули далеко за пределы просто музыкального сопровождения. Использование церковных песнопений, звуковых эффектов и призывных речитативов, динамичный темпо-ритм делает альбом не набором песен, а рок-оперой, в которой действие, беря начало в увертюре, стремительно развивается вплоть до самой кульминации. После выхода «Второго пришествия» баптистский братский совет отлучает лидера и идеолога «Трубного Зова» Валерия Баринова от церкви, объясняя это (по одной из версий) тем, что исполняемая его группой музыка «не угодна Богу».

Отзывы музыкальных критиков были весьма нелестны. Впрочем, учитывая идеологическую подоплеку, их объективность можно поставить под вопрос. Однако и рок-музыканты Ленинграда и музыкальная элита того времени не оценили религиозной направленности альбома, посчитав его слишком мрачным. Музыканты других групп называли «Трубный Зов» не иначе, как «Трупный зов», альбом считали «мертвым», а уровень игры - «нулевым». У рок-критиков «Трубный Зов» характеризовался как «скучная рок-группа с обильной реверберацией», а официальная пресса называла их музыку «примитивной, агрессивной и антиэстетичной». Возможно, что столь прохладное отношение к альбому было реакцией на позицию группы по отношению к признанным организациям и общественным течениям. Нельзя сказать, что участники «Трубного зова» противопоставляли себя кому-то, но в то же время, ни их музыка, ни их деятельность не имели ничего общего с тем, что делали другие. Особенно тот факт, что они рассматривали свою работу не как творчество, а как проповедь, делал их аутсайдерами.

Признание пришло позднее, когда после падения СССР в Россию с Запада хлынули потоки миссионеров, принеся с собой все атрибуты христианской культуры. Многие признавались тогда, что слушали по «Голосу Америки» и тайно перезаписывали «Трубный зов». Более того, в США альбом разошелся 100 тысячным тиражом. Музыканты «Трубного Зова» признаются, что во время своих поездок по миру их приветствуют незнакомые люди, которые следили за судьбой участников группы в те годы.

Трансляция

Осенью 1982 года Баринов собирает участников группы, чтобы обсудить следующие шаги. Он предложил направить письмо правительству с тем, чтобы группе разрешили открытую концертную деятельность. Составленное Бариновым письмо носило название «Открытое обращение к Президиуму Верховного Совета СССР». В нем, в частности, говорилось:

Мы, музыкальная христианская группа «Трубный Зов», которая основана в городе Ленинграде, перед лицом Всемогущего Бога и перед лицом Его воли просим Вашего официального разрешения открыто выступать с религиозно-музыкальной программой в концертных залах нашей страны. <…> Эту программу мы записывали неофициально, опасаясь преследований вопреки Конституции, но мы верим, что Вы не против верующих, в частности нашей группы, так как мы стоим за любовь, за справедливость и мир во всем мире…

«Я предложил музыкантам два варианта, — вспоминает Баринов. — Первый заключался в том, что если мы уповаем на всемогущего Бога, то пойдем вместе до конца и поставим свои подписи под воззванием к правительству. Второй вариант давал возможность музыкантам уйти в сторону, а договариваться с властями в таком случае буду я один. Если договорюсь — мы начинаем играть концерты. Если нет — ответственность за все понесу только я».

Кроме Баринова «Обращение» подписал только Сергей Тимохин. «Когда альбом был записан, мы направились на собеседование к уполномоченному по вопросам религии в Управление госбезопасности Ленинграда, — вспоминает Тимохин. — На данном этапе мы начали действовать открыто, поскольку незадолго до этого Валера успел доехать автостопом до Киева, где через надежных людей передал копии альбома на „Голос Америки“ и Би-би-си. На обеих радиостанциях от нас ждали только сигнала „пуск“».

Трек-лист

1. Увертюра
2. Небесный мир
3. Трубный голос
4. Кто повинен в делах тьмы?
5. Взгляни на Голгофу
6. Не пройди!
7. Прости меня
8. Слушай, мир
9. Братья и сёстры
10. Покайтесь!
11.  Он идёт

Заключение


Преследования и заключение

Уполномоченный по делам религии отказал им во встрече, после чего Баринов и Тимохин предприняли попытку встретиться с Брежневым — так же безуспешно. Тогда, в середине 1983-го, поняв, что другого пути нет, Баринов дает сигнал западным радиостанциям и альбом «Второе пришествие» транслируется в эфире на коротких волнах. После этого Баринова арестовывают и помещают на короткое время в психиатрическую больницу, применяя к нему лечение как для буйных больных. «Весь последующий процесс описать сложно, — вспоминает Тимохин. — Скорее всего, он напоминал детективный фильм про шпионов. Слежки, прослушивание телефонных разговоров, выпрыгивания из окон, постоянное фотонаблюдение, угрозы объявить „инакомыслящими“, бесконечные вызовы в военкомат и психоневрологический диспансер. Но мы знали, что победим — у нас была тактика людей, верующих в свою миссию. А в КГБ, похоже, никто ни во что по-настоящему не верил». В этих условиях музыканты начинают готовить материал для следующего альбома, который, по их замыслу, должен был записываться в Финляндии. Для этого они планировали вдвоем перейти границу и вернуться обратно после записи альбома. Их арестовывают в самом начале осуществления этого отчаянного плана на территории западной Карелии и предъявляют обвинение в попытке пересечения государственной границы.

Во время суда Баринов объявляет, что их преследуют за религиозные убеждения, его осуждают на два с половиной, а Тимохина на два года в исправительных учреждениях. Оба музыканта, вспоминая годы заключения, говорят о том, что их отправили в тюрьму на верную смерть. «Фактически его бросили туда на уничтожение. В бараке ему переломали ребра, он совершенно доходил, — рассказывает Сева Новгородцев, принявший в те времена активное участие в судьбе Баринова. — Но Валерий — человек с колоссальной силой веры, умением понимать людей и общаться с ними. Кончилось это дело полным провалом Комитета: Валера не только выжил, но и обратил сокамерников в христианскую веру».

Освобождение из тюрьмы

Многие известные люди на Западе приняли самое горячее участие в судьбе заключенных. Это явилось темой переговоров между М. Горбачевым и М. Тэтчер.

Сразу после освобождения в 1987 году Валерий Баринов, при содействии английского правительства и парламента, эмигрировал вместе с семьей в Англию. Следом за ним переехал в пригород Лондона Мати Кивистик. Сергей Надводский выбрал Париж. Уно Лоорис и Райво Таммоя по-прежнему живут в Эстонии. Сергей Тимохин стал настоятелем одной из протестантских церквей в Санкт-Петербурге.

В 1992 году оригинальный состав группы собрался в Лондоне и дал единственный концерт, посвящённый десятилетию выхода «Второго пришествия».

Литература


Алексеев, А. С. Кто есть кто в российской рок-музыке. — М. : АСТ : Астрель : Харвест, 2009. — С. 492, 493. — ISBN 978-5-17-048654-0 (АСТ). — ISBN 978-5-271-24160-4 (Астрель). — ISBN 978-985-16-7343-4 (Харвест).

Видео


Угол - Валерий Баринов. Трубный зов

Фото:


Группа Трубный зов

Группа Трубный зов

Группа Трубный зов

Музыканты во во время записи альбома

Так и не вышедший миньон группы

Ссылки:
christian.by | ru.wikipedia.org

Последнее обновление 02.10.14 14:43